Президенту организации Филонову С.Н. а/я 10 РООИ «РУСИЧИ-ЦЕНТР», Москва, РФ, 127220

Новости @ inform

 
 
Loading

Просим каждого из Вас оказать помощь проекту «Инвалидам войны – достойную жизнь!»

Подробнее о благотворительном проекте здесь

 
Россия без Украины сможет вновь стать империей, но...

Среди политизированной украинской публики очень популярно мнение о коварных планах Кремля по аннексии или, в крайнем случае, расчленению Украины, в качестве материальных доказательств этих устремлений предъявляются дамба на Тамани и интерес к бывшей союзной ГТС, сообщает "Военное обозрение"

Фоном, на котором произрастает эта убеждённость, является популярная геополитическая доктрина об исключительном значении Украины для российского имперского проекта. Идея эта сама по себе абсолютно не нова, и её квинтэссенцией является формула «могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины», приписываемая самому Отто фон Бисмарку.

Вульгаризация Бисмарка: от Рудницкого к Бжезинскому

Однако проведённая недавно ревизия подлинности цитаты опровергла её принадлежность собирателю германских земель. Оказалось, что в наследии самого «Железного канцлера» она отсутствует. Вероятно, первым, кто приписал ему подобные соображения, стал основоположник украинской географии Степан Рудницкий в брошюре «Ukraina und Ukrainer», выпущенной в Вене вскоре после начала Первой Мировой войны. Рудницкий в своё время имел большое влияние на украинское движение, и, вероятнее всего, именно через него утвердилось мнение о том, что сам der grosse Bismarck сопереживал украинской освободительной борьбе. Тем не менее подобные взгляды действительно были широко распространены в Германии и Австрии во второй половине XIX — первой половине XX вв. и уже оттуда перекочевали и в украинскую традицию. Забавно, но сам Бисмарк в мемуарах довольно неодобрительно отзывался о берлинских пропагандистах идеи расчленения России на «Великороссию и Малороссию».

Как известно, в конечном итоге немецкая элита дважды избрала для себя путь традиционного Drang nach Osten, в рамках которого идеи отторжения Украины смотрелись вполне органично. Дважды этот путь привёл Германию к краху. Американский публицист Марк Адоманис, уже в контексте нынешней попытки немецкой элиты зайти на новый круг доминирования в Европе, назвал это «склонностью Германии к катастрофическим геополитическим просчётам».

Очередной украинский политический кризис, разразившийся в конце 2013 г., вновь обострил интерес к её геополитической судьбе. Внезапное неподписание договора об ассоциации с ЕС, визиты западных эмиссаров на Майдан, внушительный кредит и новая цена на газ от Путина — всё это выглядит как очередной эпизод глобальной эпопеи. На этом фоне оживился и популярный персонаж русской народной политической демонологии Збигнев Бжезинский. В отличие от Бисмарка, он реально посвятил жизнь пропаганде тезиса о независимой Украине как главной преграде имперскому возрождению России. Вот, пожалуй, самая известная его цитата на эту тему: «Нельзя недооценивать того, что без Украины Россия перестаёт быть империей, с Украиной же, подкупленной, а затем и подчинённой, Россия автоматически становится империей».

Однако так ли обоснованы опасения Бжезинского и его украинских почитателей и последователей? Так ли критически важна Украина для России сегодня? На чём вообще основываются эти утверждения?

О действительной роли Украины в становлении Российской империи

И сегодня у Бжезинского, и сто лет назад у Рудницкого перед глазами стоял исторический опыт строительства Российской империи. Действительно, присоединение Киева, днепровского Левобережья и суверенитет над Запорожьем, окончательно закреплённые в 1686-м г. «Вечным миром» между Речью Посполитой и Московским царством, позволили последнему передвинуть свои границы на юг и запад и получить контроль над достаточно развитыми и густонаселёнными районами, которые стали плацдармами для дальнейшей экспансии. Однако никакого «автоматического превращения» в империю они не произвели. И, напротив, присоединение Правобережья и Новороссии (по итогам разделов Польши и русско-турецких войн) случились уже после того, как Россия стала империей и находилась в зените своего могущества при Екатерине Великой.

Я нисколько не принижаю исторический и геополитический потенциал Переяславской Рады, но никакого автоматизма, о котором говорит Бжезинский, в реальности не наблюдается. Ключевым фактором, который позволил Петру с полным основанием принять императорский титул, стал успех его проекта по «прорубанию окна в Европу». Украина здесь, конечно, тоже сыграла свою роль — вспомним хотя бы Полтаву — но главное сражение развернулось не за «украинскую землю», а за Балтийское море. Можно сказать, что Пётр успел сесть в последний вагон уходящего «поезда современности». Ориентация на Голландию и Англию — лидеров нарождающейся глобальной капиталистической миросистемы — позволила России избежать печальной участи Китая или даже Индии, беззащитных перед внешними агрессорами, прежде всего европейцами. Самым наглядным образом петровской модернизации и вестернизации стал перенос столицы в специально основанный для этого Петербург. Затем, уже при Екатерине, возник проект Потёмкина по новому переносу столицы, который должен был маркировать бросок России на Юг, к Чёрному морю. С этой целью на новом месте был заложен Екатеринослав, причём в торжественной церемонии приняла участие не только сама Екатерина, но и император Священной Римской империи Иосиф ІІ Габсбург. Сложно сказать, как сложилась бы дальнейшая судьба России, если бы замысел Светлейшего князя Таврического был реализован.

В любом случае, главным в русском имперском проекте была никак не Украина, а ориентация на бурно развивающуюся Европу. Конечно, роль демографического и экономического потенциала украинских земель была очень важна в масштабных массовых войнах XIX-XX вв., однако даже полная потеря уже советской Украины не привела к поражению в Великой Отечественной войне. Кстати, немецкие стратеги, которые следовали доктрине «Рудницкого-Бисмарка» о роли Украины для остальной России, явно рассчитывали на другой исход.

Окно в Азию

Но вернёмся в день сегодняшний. Так есть ли основания для опасений тех, кто говорит о желании Кремля поглотить Украину всю или хотя бы частями? Как мы увидели, историческая подоплёка такой уверенности сильно преувеличена. Но куда важней другое.

Что представляет собою путинское государство, взятое в «сухом остатке»? «Энергетическая сверхдержава». «Газпром — национальное достояние». Трубопроводы как «энергетическое оружие Путина». Это не значит, что кроме экспорта углеводородов больше ничего нет. Есть и возрождающийся ВПК, и машиностроение, правда, во многом связанное технологическими цепочками с энергетикой. Но прежде всего речь идёт о добыче, производстве, транспортировке и экспорте энергии.

Если под этим углом зрения посмотреть на Украину, то мы увидим, что это прямо противоположная модель: Украина — это огромный потребитель энергии и, что не менее важно, покупатель этой энергии у России. Следовательно, пока в России не поменяется сама политэкономическая модель, ориентированная на экспорт энергии, у её руководства нет никакого смысла в том, чтобы уменьшать свой экспорт в обмен на социальные обязательства перед украинским населением. Геополитически с утратой Украины и Прибалтики Россия сохранила выход к морям, и в рамках текущей модели ей этого выхода хватает. Самым надёжным аргументом в пользу этой точки зрения является то, что борьбе за Украину с её ГТС Россия предпочитает строительство обходных «потоков» по дну морскому.

Думаю, что вряд ли кто-то станет спорить с тем, что сама по себе модель «энергетической сверхдержавы» — это далеко не то «имперское возрождение», которое нас так манит, а их так пугает. Вспомним петровский рецепт — перенос центра тяжести державы навстречу бурно развивающемуся макрорегиону, чтобы самому сделаться частью этого бурного развития. Сегодня России уже нет смысла, поглощая по пути Украину, стремиться на Запад. Как говорил Мао: «Ветер с Востока одолевает ветер с Запада». Точкой динамичного роста к началу XXI века стал Азиатско-Тихоокеанский регион и его несомненный лидер — Китай. Конечно, и там хватает своих проблем, как в ближайшей, так и в среднесрочной перспективе, но это проблемы роста, а не проблемы дряхления, как у старушки Европы. Традиция, заложенная ещё Константином Великим, свидетельствует о том, что империя развивается скачкообразно, и для нового рывка нужны не постепенные реформы, а радикальный разрыв с грузом прошлого. Будущее России в XXI веке лежит на Тихом океане, а город Владивосток должен наполнить своё имя новым, подлинным содержанием.

…Известный американский обозреватель Уолтер Рассел Мид в своей декабрьской статье «Большая украинская поножовщина» называет три главных геополитических противостояния минувшего года:

1. Ближний Восток, где шиитский Иран уверенно движется к региональному лидерству;

2. Украина, которой легче расколоться, чем окончательно определиться с внешним выбором;

3. Китай, который стремится вырваться на морской простор.

Мид подчёркивает, что во всех трёх случаях США выступают как сдерживающая сторона. Но нам важно другое. Первый из конфликтов пришёл к нам из глубокого прошлого, и если долго распутывать нити этого узла, можно добраться и до Троянской войны. Второй конфликт достался нам целиком из Модерна, когда Россия совершала свой безудержный «Натиск на Запад», а русские армии достигали Берлина, Рима и Парижа. А вот третий конфликт — это конфликт будущего. Он не имеет исторической подоплёки, и правила игры там ещё не выписаны. Россия, которая хочет вновь почувствовать бремя Империи, просто обязана прорубить своё окно в Тихий океан.

Впрочем, я не упомянул об одной немаловажной детали. Сегодня Россия переживает объективные и весьма острые социальные проблемы с массовой миграцией выходцев из Средней Азии и Кавказа. Это лишь часть «нового переселения народов» глобального Юга, которое испытывает на себе и ЕС, и США. Попытка справиться с последствиями этого процесса путём признания за вновь прибывшими равных прав и возможностей, именуемая мультикультурализмом, показала свою очевидную бесперспективность, а новых действенных рецептов пока ещё никто не сформулировал. Вместе с тем обедневшей и пребывающей в состоянии перманентного кризиса Украине пока ещё удаётся отсидеться за национальными границами. Однако вряд ли она сумеет долго оставаться нетронутым островком посреди надвигающегося демографического шторма.

Именно в этой сфере лежит действительная потребность наших стран друг в друге. Россия без Украины, несомненно, сможет вновь стать империей. Но вот едва ли при этом такая империя без Украины сможет остаться Россией.

Новости @ inform - Мы Вконтакте


Как помочь сайту «Русичи»

Метки: Украина, Кремль, Политика, кризис


Количество просмотров: Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!

Есть вопрос или комментарий?..


Ваше имя Электронная почта
Получать почтовые уведомления об ответах:




Вернуться в раздел Новости @ inform

Вы были перенаправлены на мобильную версию. Ссылка на полную версию находится внизу сайта.